Авторы противопоставили экономическую обоснованность волюнтаризму

В усложнившемся мире взаимосвязей и взаимосцеплений, пересекающихся структур и прорастающих друг в друга систем, в мире современной социалистической экономики весьма трудно провести черту между формами нарождающимися и отмирающими. Тем важнее стремиться к этому, но тонко, продуманно, осознанно.

В экономике сегодня, как в искусстве, как и во всей жизни, борьба не утихает, но это не этакое различимое «на глазок» противоречие черного и белого, а конфликт между длинными цепями положительных и отрицательных последствий наших поступков и наших решений.

Нечто в этом роде, на мой взгляд, произошло и с новыми «производственными фильмами». Их авторы — это очевидно — стремились подняться на качественно новую ступень в освоении кинематографом темы, но оказались не вполне подготовленными к решению поднятых проблем. Авторы «Обратной связи» пошли дальше других, противопоставили экономическую обоснованность волюнтаризму на примере чрезвычайно остром, но указанными выше просчетами в своих посылах подставили фильм под стрелы критики. В «Собственном мнении» его создатели доказали, что достижения социальных наук должны непосредственно влиять на практику управления производством, но продемонстрировали пример такого влияния с прямотой сабельного удара, тогда как следовало бы действовать скорее хирургическим скальпелем. Лента «Приди в долину винограда» в целом более верно показала неоднозначность борьбы нового и старого, необходимость совмещать новации с уважением к опыту прошлого, впитывая лучшее из того, что создано нашими предками, но не раз отвлеклась на случайные и неплодотворные ответвления сюжета и потратила даром много «игрового времени», как говорят в спорте.

Мне дорого и близко во всех трех фильмах то, что в них, порою невнятно, а порою сильно и впрямую, утверждается системный подход к проблемам народного хозяйства. Самой логикой своего построения картины эти утверждают, что четкая, разумная, осмысленная организация труда нравственнее и гуманнее, чем подвиги во имя исправления допущенных ошибок и самоотверженность на почве беспорядка. Человек, закрывший своим телом пробоину в плотине, — герой, но радости тут мало, поскольку причина, сделавшая необходимым его героизм, в том, что плотина была сооружена без достаточного запаса прочности.

Запас прочности… Не его ли я искал, обозревая три фильма? Запас прочности и уровень компетентности — вот за что ратую и вот чего не хватает порою трем, на мой взгляд, весьма интересным и полезным картинам. И все же, несмотря на недостатки, ленты эти стали своего рода гимнами профессионализму, глубине и основательности знания, ответственности и мастерству. И это прекрасно — в нашей жизни, к сожалению, слишком часто недостает именно этих качеств.